?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




ЧАСТЬ 1-я.


Мурашка вздрогнула от стука в оконное стекло. В следующее мгновенье она уже всматривалась в темноту, но ничего не было видно, и пришлось открыть ставни. На подоконнике лежал Лягушонок, который выполнил роль камня, запущенного проказником Братом Лисом. Именно его Рыжая морда с довольным видом сидела неподалеку.


- Ну что идем? Или ты забыла, что сегодня День Че? – Брат Лис замер в ожидании.
- Ничего я не забыла. Дай мне 10 минут.







Она прикрыла ставни, в ту же секунду Лягушонок снова шлепнулся об оконное стекло.

- Ну чего еще?
- Пулю серебряную не забудь. Да побольше! Он же огромное чудовище, не забудь…

- Не забудь… Ей ли не знать?



Мурашка скрутила волосы в хвостики и нанесла себе на лицо боевой раскрас: несколько мазков зеленой мази из репейника и одуванчика, и она стала похожей на обитательницу ночного леса. Для нее это был вполне обыденный и привычный ритуал перед Охотой.

Меч или кольт? Она подумала немного и открыла шкатулку. На дне ее лежали серебряные пули.

Во время Охоты на утопцев и плавунов в их карманах частенько встречались отнятые ими у людей серебряные серьги и кольца. Из всего этого добра Мурашка заказывала у ближайшего Кузнеца серебряные пули. Он же изготавливал масла для меча: от утопцев, стрыги, эхинопса и прочей нечисти.







Мурашка-Сан была дочерью Ведьмака, и после смерти отца продолжила династию. Ей частенько приходилось выходить на Охоту именно ночью, чаще всего – в Полнолуние.

К такому режиму Мурашка-Сан привыкла давно. Да и элексиры, приготовленный местной Знахаркой, быстро возвращали ей потраченную энергию и залечивали раны.

На стене ее комнаты висели шкура василиска, клыки фледера, коготь виверны, и прочие раритеты, добытые ею во время таких Охот. Мурашка-Сан успела повидать столько нечисти в своей жизни, что хватило бы на десять. От одного воспоминания об Охоте на Риггера у нее все волоски на поверхности кожи вставали дыбом. Бррр…

А ведь он успел ей перед смертью даже представиться и назвал имя, но оно было таким замудренным, что Мурашка его постаралась даже не запоминать. Вот еще: забивать голову ненужной информацией! Сколько их еще будет – риггеров, суккубов и брукс…

Это позже Мурашка-Сан научилась принимать, как данность, присутствие среди людей всякой нечисти, и она все же научилась относиться к Охоте, как к своеобразной работе, но для это ей понадобились многие месяцы.  Иногда ее просили жители ближайших деревень помочь избавиться от поселившемся в склепе Гуле или Цеметавре, но, в основном, она принимала решение сама. Она просто шла в лес, или к Озеру, как на работу.

Цель этой Охоты всегда была одна – избавить людей от нечисти. И только сегодня она собиралась пойти к Озеру не ради людей, а для того, чтобы прекратить слухи и наветы. В последнее время на каждом дереве в ближайшем лесу кто-то повадился развешивать пергаменты с гадкими сплетнями о ней. А на днях прилетел Фанерный Ворон и сообщил, что ее собрались вести на костер: мол, она не помогает, а вредит. Сжечь колдунью! – доложил Ворон и исчез также внезапно, как и появился.

Мурашка-Сан долго терпела и молча выслушивала все, что ей нашептывал ветер в лесу, что ей рассказывал друг Лягушонок, и что приносили ей на хвосте Сойки-Пересмешницы.







Но вчера Мурашка-Сан поняла, что если она не найдет тех, кто заражает сплетнями воздух вокруг Леса, Озера и деревеньки, в которой она жила, то люди и правда поверят, что она приносит вред и отправят ее на костер.

На костер Мурашка не только не собиралась, она даже мысли такой не могла допустить. Проще было найти чудовище, которое заразило окрестность грязными сплетнями, и убить его.

На месте разберусь! – решила она. Братец Лис настойчиво уверял, что во всем виновато Озерное Чудовище, но Мурашка-Сан, хоть и прислушивалась к мнению друзей, все же предпочитала сама принюхаться к воздуху, почувствовать свою интуицию и вдобавок ко всему еще и спросить у Волшебного Медальона, который висел у нее на груди и при малейшей опасности начинал вибрировать. Это происходило тогда, когда у нее на пути встречались Оборотни или Нечисть в людском обличье.

Уже впрыгнув в резиновые сапожки, раскрашенные ромашками, Мурашка на пороге споткнулась о череп баргеста, будь он неладен! В тот же самый момент раздался знакомый шлепок, который оставляло тельце Лягушонка, брошенного Братцем Лисом в ее окно. Ну что опять?

- Мы опоздаем. Скоро выйдет Луна. Надо успеть до рассвета. – Брат Лис переминался с лапки на лапку от нетерпения.






В самый последний момент Мурашка сунула в карман курточки пузатый пузырек с эликсиром и все-таки взяла серебряный меч. Так… - на всякий случай.

Они почти бежали в сторону Озера. Сегодня луна была полной, поэтому опасность ждала их за каждым деревом, кустом или прибрежным камнем. Если шальной утопец или болотная кикимора встанут у них на пути, это было нестрашно. В самом Озере ее ждало Чудище намного ужаснее…

Проселочная дорога внезапно закончилась, и они оказались на берегу Озера, которое когда-то было девственно-чистым и покрывалось разноцветной галькой. Сейчас это место напоминало помойку.

Оборванные головки цветов: ромашек, астр и прочих «незабудок» валялись повсюду. Как-будто кто-то намеренно лишил их жизни и просто поглумился над их красотой. Здесь же валялась туфля какой-то неудачницы-золушки, которая успела убежать до того, как Чудище из Озера схватит ее своими зубищами и утянет на дно. Интересно – что делала здесь ночью приличная барышня? Тоже наверняка пришла на сладкие мелодии, которые раздавались по ночам над поверхностью Озера.


Посреди этой помойки лежало истерзанное тело кошки, переломанное в нескольких местах. Я же знаю эту кошку! – Подумала Мурашка и вздрогнула от душераздирающего зрелища. – ее звали то ли Муськой, то ли Фроськой. Жаль ее – она тоже наверняка пришла сюда в поисках тепла и ласки. Глупое, доверчивое созданье!

Над телом кошки склонился пузатый монах. Он пытался то ли воскресить ее, то ли отпеть ее душу – было не совсем понятно. Монах что-то нудно бубнил себе под нос.

«Скоро всех вас накроет Тьма. Только я знаю, где Свет! Иди за мной, грешница, и я покажу тебе дорогу к Свету!» - Монах уже воздел руки в направлении Мурашки-Сан, надеясь обратить ее в свою веру.

Мутные глазюки монаха были сальными, а руки потными от вожделения - это сразу бросилось в глаза. Из таких пузатых святош в полнолуние получаются самые страшные стрыги. Уж что-что, а этот печальный факт Мурашка знала по собственному богатому опыту Ведьмачки.







Она брезгливо по-мальчишечьи сплюнула в сторону и, подняв с земли увесистую гальку, запустила прямо в лоб надоедливому Монаху. Тот некрасиво икнул и осел на землю.

«Передохни немного.» - буркнула себе под нос девочка.

«Я без твоих соплей знаю, где Свет, а где Тьма. Тоже мне нашелся Праведник, со слюной до колен от вида моей короткой юбки…»

Этого толстого некрасивого монаха знала вся близлежащая окрестность – его звали Непрощенный Расстрига. Он частенько приставал к людям с проповедями и уверял, что скоро наступит Конец Света. На него мало бы кто обращал внимания, если бы не его назойливость и жуткое ощущение, что при его появлении начинает рябить перед глазами. И все бы ничего, но после таких бесед кто-то из жителей деревни обязательно сходил с ума или заканчивал жизнь самоубийством. Липкие слова Непрощенного Расстриги приносили нужный результат: после его «работы» в строю Легиона Темной Силы появлялись новые солдаты.






Но сейчас можно было не опасаться гипнотических речей Непрощенного Расстриги: во-первых камень попал точно в цель, и наступила долгожданная тишина, а во-вторых, Мурашка-Сан редко полагалась на случай и поэтому перед Охотой всегда вставляла в уши сваренные вручную из серы и чертополоха ушные затычки. Зато можно было приближаться на самое опасное расстояние к Серенам, Русалкам и прочей голосистой нечисти.


Теперь Мурашка могла подойти ближе к воде. У самой кромки сидел старый и уставший менестрель, похожий скорее на тень, чем на живого человека.  Он записывал торопливо все, что видит вокруг себя. Человека этого Мурашка когда-то знала: он писал интересные баллады, а потом помешался на собственной зависти к чужим талантам. И теперь его удел – сидеть у Озера и быть биографом Чудовища из Озера. Скукота!

Мурашка присела на камень у воды. Она всматривалась в темноту Озера и ждала. Он должен был показаться на поверхности, она была уверена! То, что она пришла к нему сама, он уже знает, и любопытство обязательно одержит над ним верх. Нужно только набраться терпения. А у Мурашки его было в избытке: она целый год мечтала сюда прийти и посмотреть в глаза этому Чудовищу.

Поверхность Озера зарябила, и Мурашка напряглась всем своим хрупким телом. Брат Лис превратился в зрение и слух, напряженно навострив уши и всматриваясь в темноту. В то же мгновение из-за тучи вышла полная Луна и осветила всю поверхность Озера. Из его глубины вместо уродливого и чешуйчатого создания показалось милое женское лицо с золотистыми волосами и огромными бездонными глазами. Это была Русалка. Мурашка-Сан никогда ее раньше не видела, и было очевидно, что она поселилась в Озере совсем недавно. Русалки селятся там, где можно подкараулить жертву: в основном зазевавшихся или задремавших рыбаков, или подвыпивших купальщиков.

Мурашка всмотрелась в ее черты: она была прекрасна, как Богиня! Золотистые локоны спускались на высокую и упругую грудь, руки ее были тонкими и такими фарфоровыми, что красота ее казалось нереальной. Она вынырнула наполовину из воды и начала петь красивую мелодию голосом, сродни колокольчикам. Брат Лис завороженно смотрел на прекрасную незнакомку и не мог отвести взгляд.





Но только Мурашка знала, насколько эта красота обманчива. Если бы не гипнотическое пение жительницы Темного Озера, и не чары, которые непрерывным потоком повеяли от нее в их сторону, то Брат Лис увидел бы настоящее отражение Русалки, которое не могла скрыть зеркальная поверхность воды. Там вместо красивого лица молодой девушки отражалось одутловатое лицо с отвратительным поросячьим пятаком вместо носа. Вместо копны золотых волос были залысины и проплешины, и только местами череп покрывали жидкие отвратительные кудряшки. Вместо красивых бездонных глаз вода отражала узкие щелочки без ресниц. Уши нелепого создания были покрыты щетиной и напоминали уши эльфа. Безобразное зрелище!






Но несмышленый малыш уже закатил глаза от чар и направился в сторону воды. Он шел на звуки пения Русалки, как завороженный…

- Как тебя зовут, красавица? – млеющим голосом спросил он.

- Как бы ты хотел, чтобы меня звали? Зови меня Просто Мария, или Просто Брунгильда… Иди ко мне поближе…







Брат Лис окончательно разомлел, услышав имя незнакомки, и уже готов был шагнуть в воду, но в это время Мурашка-Сан остановила его с невесть откуда взявшейся в ней силой и закрыла ладошками его уши с забавными кисточками на концах. Минуту или десять они стояли, слившись в единое целое, и вдруг Брат Лис открыл глаза и первое, что он увидел, это отражение отнюдь не прекрасной незнакомки.







Он с такой скоростью выпрыгнул из рук Мурашки, что практически сразу оказался за огромным валуном. Когда Мурашка-Сан подошла к нему, он весь трясся от страха и стучал мелкими зубами: «Что это было за Чудовище? Мурашка, это и был ОН?»

- Успокойся, малыш. Тот, что живет в Озере отчасти намного симпатичнее твоей новой знакомой. – и она прыснула от смеха.

Брат Лис не смог удержаться – слишком уж заразительным был смех Мурашки, и они оба начали складываться пополам от хохота.

- Мда… Вечер обещает быть томным… - простонал Брат Лис, и они захохотали снова.


- Ну все, не будем терять времени! – Мурашка взяла в ладонь мягкую лапу своего друга, и они пошли вперед, чтобы понять, что здесь еще происходит.


Русалка все еще торчала из воды, обиженно надув пухлые рыбьи губы. Через минуту она вновь затянула мелодию одинокой и жаждущей любви девицы. Но у Брата Лиса уже был стойкий иммунитет к песням Русалки Просто Марии, продиктованный страхом от увиденного настоящего лика чаровницы.



КУРЯТНИК


Мурашка огляделась по сторонам… Ее внимание привлекло нелепое строение, похожее на наспех сколоченный кем-то курятник. Было такое ощущение, что некоторым туристам настолько приглянулся берег Темного Озера, что они решили поселиться здесь навсегда, несмотря на жуткий вид из окна: берег Озера действительно напоминал помойку.
Но несмотря на это серьезное обстоятельство при выборе жилища, обитателей курятника, судя по звукам, которые оттуда доносились, все очень устраивало. Слышались звуки патефона, женский смех и цоканье шпор. Патефон издавал звуки свинга…




Мурашка дернула Брата Лиса за лапку, как бы призывая стать невидимым, и в следующее мгновение она уже подглядывала в щель курятника. Рыжий малыш пристроился к щели рядом…

Изнутри потянуло смердящим запахом сплетен: он настолько липкий и неприятный, что у Мурашки сразу защекотало в носу, - она не спутала бы его ни с каким другим запахом.

Патефон играл, создавая атмосферу интимности и доверия.







На насесте в центре курятника сидела главная курица Клуфелька. На ее головке был завязан голубой бант, а куриные лапки были обуты в домашние, и в тон банту – голубые, тапки. Видимо, с голубым цветом у этой курицы была абсолютная взаимность.

В ногах у нее толкались локтями два петуха, пытаясь обратить на себя ее внимание.

Первый был Петух-Теоретик, он был выкрашен в желто-голубые тона. Хохолок на его маленькой черепушке, размером с прыщик, гармонировал с окрасом перьев. Видимо, Петух-Теоретик был Гамбургским, или, по-крайней мере,  пытался выглядеть, как Гамбургский Петух. Смотрелось нелепо, особенно на фоне других общипанных обитателей курятника.

Второго Петуха все звали Дон Жуаном. Он отчаянно тыкал локтем соперника в бок, надеясь получить благосклонность своей пассии, но неумолимая Клуфелька сыпала комплиментами в сторону Петуха Теоретика и лишь изредка бросала реплики в сторону наскучившего кавалера:

- Ах! Ты гениален! Я тебе уже говорила, что не устаю восхищаться тобой?

- Говори еще! Мне это не наскучит никогда! Хвали меня, хвали!!!

- А я говорила тебе, что могу не удержаться и влюбиться в тебя?

- Как?!!! А разве ты еще не влюблена? Ты уже миллион раз обещала влюбиться в меня… Что мне еще сделать эдакого? Хочешь, я пойду и клюну в темечко ненавистного тебе Брата Лиса? Я ведь храбрый Петух! Я могу пойти ради тебя на любую пакость, только прикажи!








Клуфелька засветилась от счастья:

- Хочу! Я люблю всякие гадости, ты же знаешь. Тем более, что этот коварный лисенок приставал ко мне на днях. Иди и накажи его!

Петух Дон Жуан оттолкнул локтем Теоретика и завопил срывающимся голосом:

- А я? Почему ты не просишь меня отомстить за тебя, драгоценная?

Клуфелька брезгливо наморщила редкие бровки и прошипела:

- Да потому, тупая твоя башка, что в последний раз ты провалил весь план мести! Разве я не просила тебя пойти и клюнуть побольнее эту мерзкую девчонку Мурашку? И что получилось в итоге? Тебя отпинали ногами две девчонки, и ты вернулся домой весь в ссадинах и моральных шрамах. Ну какой из тебя Герой? Вот он – мой настоящий герой! – и она указала корявым пальчиком в сторону Теоретика.

Тот был готов лопнуть от важности…







Брат Лис зарычал и шерсть на его загривке встала дыбом.

- Мурашка, можно я сверну башку этому гамбургскому петуху? Я давно мечтаю это сделать. Он все время распускает обо мне сплетни и старается обидеть меня. А я знаю, что он не Петух, а крашенная Курица. Знаешь, как его называют в деревне? «Карамелька»! Как считаешь, Мурашка, если сварить из него бульон, он будет с запахом карамели?

- Малыш, ну зачем тебе эти пестицидные куро-петухи? Я не уверена, что их мясо не ядовито, как мясо любой нечисти, но то, что ты подхватишь какой-нибудь птичий или свиной грипп, я тебе гарантирую.

Брат Лис округлил глаза от ужаса…

- Лучше мы вернемся потом домой, и я приготовлю тебе стейк из мяса виверны. Пальчики оближешь!

Брат Лис сразу согласился на такую сделку  и при этом сглотнул слюну. Мясо виверны было намного вкуснее, да и лапы не хотелось пачкать об этого Петуха.

В углу курятника сидела странная троица: две общипанные курицы и Петух Печального Образа. Дамы вытирали клювики платочками и периодически всхлипывали.

- Ну что плохого, скажи, дорогая, мы сделали этой девчонке? Вчера она объявила на всю деревню, что сожжет дотла наш милый курятник. А мне так здесь нравится! Здесь так тихо и спокойно: нас никто не трогает, и чужие не заходят.

- Ее саму скоро сожгут на костре, не переживай. Я слышала, что говорил толстый Монах на берегу Озера. Они уже и костер для нее приготовили. Об этом даже Фиолеттовая Фиалка рассказывала.

Петух Печального Образа пододвинулся к двум дамам поближе, напоминая о своем присутствии. Курицы посмотрели с завистью в сторону Клуфельки и ее ухажеров, потом оценивающе перевели взгляд на соседа по насесту, и одновременно горько вздохнули.

На самом высоком насесте сидел Блистательный Петух. Он был Хозяином курятника, и потому собирал плату за аренду помещения с присутствующих кур и петухов, да и с отсутствующих тоже.

На самом деле курятник напоминал притон на обочине проселочной дороги. Шутки, замыленные тысячу раз уже никого не веселили, а от комплиментов Клуфельки немного тошнило. Но хозяин притона Блистательный Петух свято верил в то, что у него здесь крутая тусовка и он настоящий прагматик и бизнесмен.

Дверь тихонько скрипнула и в курятник заглянула Выхухоль. На ее плече сидел Жук-Навозник.

- Что сегодня обсуждаете? – она обвела взглядом присутствующих и ее любопытство на мордочке сменилось разочарованием. – Опять синих петухов с другой планеты? Тогда мы лучше завтра зайдем…

И выхухоль исчезла.



Медальон на груди девочки даже не колыхнулся. Это означало, что Мурашке с другом ничего не грозит из этого курятника. Но ощущение, что они оба испачкались куриным пометом, все равно остались. Сплетни – такие мерзкие создания, что после них хочется помыться.

Мурашка жалела о потраченном времени, которое они потратили на курятник.


- Ну вот, даже курочек не зажарили… - Брат Лис явно проголодался.

- Малыш, ты слегка опоздал: их давно до тебя пережарили другие.

Она сделала еще пару шагов в направлении берега Темного Озера, но вдруг резко остановилась и решила объяснить рыжему другу, что к чему:

- Ты слышал, что курино-петушиный век и так недолгий?

Брат Лис согласно кивнул.

- И ты наверняка знаешь, что они заканчивают либо в духовке, либо на сковороде, либо в бульоне?

Лисенок снова согласился.

- Вот и представь: ну ради чего их убивать сейчас? Из-за того, что они сплетники и крутят романы? Право, смешно! Представь: если они даже выхухоли уже неинтересны, то скоро они будут интересны только самим себе. По причине их собственной бесталанности. Понимаешь? Пусть месяцами обсуждают синих петухов из другой Галактики, нам-то что с тобой?

Речь Мурашки была настолько убедительной, что голод Брата Лиса практически совершенно покинул.

- И помни про стейк из виверны!

Брат Лис снова взбодрился духом и послушно поскакал вслед за Мурашкой...







Продолжение следует...

Продолжение здесь.




Comments

( 3 comments — Leave a comment )
alex_tanin
May. 15th, 2017 02:51 pm (UTC)
Очень, @MuraveiS, понравилась история: такое переплетение интересного, необычного, сюжета с правдой жизни, по нынешним временам, еще поискать! Обычно бывает крен в какую-то сторону, но не тут

Да, с одной стороны, события предугадать не получается, но, с другой, образы, как из жизни, и потому мораль актуальна, не выглядя нудно. С нетерпением буду ждать продолжения)
muravei_s
May. 15th, 2017 02:58 pm (UTC)
А прямо сейчас и поставлю:)
Только картинки соответствующие найду)
alex_tanin
May. 15th, 2017 03:19 pm (UTC)
Спасибо! Я не поторапливаю - с творцом так поступать нельзя) Буду ждать, сколько нужно
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

muravei_s
muravei_s

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      


Мои аккаунты в социальных сетях:

TwitterTwitterTwitterTwitter





Flag Counter



Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com