?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Мурашка сама не понимала, как оказалась сегодня посреди площади Менестрелей: скорее всего, её привел сюда медальон, который всегда безошибочно реагировал на черную Магию, темную энергию и всякую нечисть. Она стояла посреди главной площади, а медальон вибрировал так, словно Мурашка была не посреди людного города, а, как в старые времена ее ведьмачества, на заброшенном болоте или в непролазном лесу, в которых водилась нелюдь.

Последней Охотой ведьмачки был ее поход к Темному Озеру, где она встретила Русалку и Непрощенного Расстригу, но с тех пор нечисть почти не показывалась из своих укромных мест, да и жизнь самой Мурашки круто изменилась. Во-первых, она повзрослела. А во-вторых, она влюбилась.

Мурашка из озорной девчонки, которая порубила именным серебряным мечом немало врагов и чудовищ, однажды встретив своего Принца, превратилась в замужнюю женщину.



Однако, у нее по-прежнему нет-нет да и загорались глаза озорными искорками, и ей так хотелось прогуляться к болоту, чтобы отсечь голову какому-нибудь хотя бы самому дохленькому чудовищу – утопцу там или кикиморе, но она сразу же брала себя в руки, потому что по статусу ей было не положено заниматься подобной «чепухой».

В маленьком королевстве, куда привез Мурашку ее возлюбленный, ее даже успели короновать, а затем пытались научить светскому этикету, но босоногая девчонка эту науку воспринимала, как наказание, и терпела это испытание исключительно из любви к своему мужу. Кровь и привычка бегать босой по траве все же брали свое, – и Мурашка иногда сбегала из Королевства, чтобы хотя бы одним глазком посмотреть на места, в которых она прожила.



Вот и сегодня волшебный медальон привел ее в самое кишащее, по его личному мнению, чудовищами и нечистью место. Но почему она стоит посреди площади Менестрелей?!! Мурашке до сих пор не хотелось верить, что и в этот раз медальон не ошибся.

Увиденная картина заставила Мурашку содрогнуться: посреди площади стояла клетка, в которой, судя по его истощенному и изможденному виду, уже несколько дней сидел Брат Лис. У Мурашки сжалось от боли сердце. Клетку обступили горожанки и оборванки, которые готовы были растерзать бедолагу! Самая толстая стучала кулаками-кувалдами по прутьям клетки и требовала заморить Брата Лиса голодом и жаждой:

- Ты позволил им издеваться надо мной, мучать меня и смеяться над моей фигурой!



Другая протягивала на железном пруте тушку курицы, дразня изголодавшегося друга Мурашки. От увиденной картины девушка сжала хрупкие кулачки… Она-то точно знала, что вина Брата Лиса была лишь в одном: этот рыжий прохвост умел расположить к себе женское сердце и втереться в доверие (что поделать, уж очень он любил свежие сплетни и разговорчики «по-душам»), но все эти «обманутые» горожанки сами приходили к нему, чтобы поплакаться в его жилетку.

Чьи-то ладони закрыли Мурашке глаза… Она нутром почувствовала свою подругу, которую не видела, казалось, уже целую вечность! Мурашка резко повернулась – точно! Перед ней стояла Наиви, которую давно называли в городе Красным Воробьем: она была такая же быстрая и непредсказуемая, как эта маленькая птичка.



Мурашка увидела в руках у Красного Воробья фляжку с водой и попросила напиться. Подруга быстро перевела взгляд в сторону клетки с Братом Лисом и отрицательно покачала головой… Мурашка вспыхнула:

- Он же умрет от жажды! Что за черная кошка между вами пробежала?

- Скорее, не кошка, а целая Черная Пантера… - Красный Воробей презрительно покосилась в сторону толстухи. – Знаешь, он предал нашу дружбу и выбрал…этих… А они теперь готовы размазать его о мостовую – он, видите ли, разбил их надежды!

- Они что, не понимали, что он прохвост? Это же Лис! Если он перестанет быть плутом и хитрюгой, то он будет уже не Брат Лис…

Девочки прыснули от смеха. Красный Воробей еще раз взглянула на клетку, затем взяла пустое ведро, набрала в главном фонтане воды и решительно подошла к клетке. Толстуха закрыла дверь всем своим авторитетным видом, но девушку это только раззадорило: она одела ведро с водой на голову надзирательницы, а сама юркнула ей за спину и открыла дверцу клетки. Освобожденный Брат Лис побежал из ворот города в сторону леса так, как убегают только раз в жизни – спасая свою шкуру и жизнь.

Наиви обернулась красным воробышком и понеслась за ним быстрым и легким ветерком, обогнала его и начала издеваться над прохвостом, задувая ему в уши и щеки струйки воздуха, от чего и без того жалкий вид плута стал еще смешнее… Красному Воробью надоела эта забава, и она полетела в сторону площади Менестрелей, чтобы успеть поговорить с Мурашкой…



Она нашла ее у Таверны – та стояла с открытым от удивления ртом и выпученными от изумления глазами. У входа в таверну стоял зазывала и предлагал Главное блюдо дня – запеченного в печи младенца на блюде. Красный Воробей дернула Мурашку за руку, и та сразу пришла в себя:

- Наиви, это что, иллюзия? Или настоящий младенец?!!

Красный Воробей вздохнула:

- Пока тебя не было, многое в городе изменилось… Они почти все умеют использовать черную магию и чародейство. Младенец - это иллюзия, слава Всевышнему! Но обычным людям это не только непонятно, но и неизвестно, а именно это и страшно.

- Ты… хочешь сказать, что находятся желающие это отведать?!!

- Ну подумай сама: если в этой Таверне есть посетители, и тем более это «блюдо» считается блюдом дня… значит оно востребовано. Вот такие вот ужасы творятся в нашем городке… - Красный Воробей тяжело вздохнула и отвела в сторону глаза…

Их беседу прервал мужской шипящий, как у гадюки, голос: тощий носатый мужик в длинном плаще, с огромной бородавкой на крючковатом носе, поправил пенсне, и принялся созывать толпу:

- Ой, а кто это к нам наведался, да еще и без приглашения? – его лицо перекосила гримаса отвращения: - Уж не та ли самая ведьмачка, о которой ходило столько легенд и слухов, но которая, на самом деле, абсолютно ничего из себя теперь не представляет?

Народ с любопытством начал собираться вокруг шептуна-кликуши и с нескрываемой пытливостью вглядывался в Мурашку.

Черноротый Ося, явно нетрезвый которую неделю, поддержал оратора:

- Да говно она, эта девка! Про нее столько слухов ходит, я точно знаю, что она паскуда. Зуб даю! – он хотел подтвердить жестом, какой именно зуб он отдаст, но, пошарив грязными пальцами у себя в пасти, не нашел ни одного, даже гнилого, на роль заложника. Толпа загоготала… Вообще, судя по тому, как быстро подтягивались зеваки, можно было понять, что кликушество, сплетни и свежие скандалы были главным развлечением горожан.

Носатый Эся в разбитом пенсне не унимался и зашептал вдвое азартнее:

- А хотите я нарисую портрет ее мужа? Я про нее все давно знаю – могу даже адресок ее дать, чтобы каждый из вас смог измазать ее ворота дегтем. Пусть любой желающий отблагодарит эту гадину за ее «подвиги» и расследования!

Мурашка спросила у Красного Воробья:

- Кто этот прыщик на носу?

Подруга рассмеялась и ответила:

- Ну, ты повежливее с местным «дефективом»! Он следит за мужьями-изменниками и женами-развратницами, достает личную информацию с душком и потом торгует ею, шантажируя их и запугивая. Когда-то он подвизался на королевской службе филёром, подавал большие надежды по службе, пока не начал искать компромат на своего начальника, за что и был с позором выгнан из «охранки». С тех пор он интересен лишь здесь, в Племени Черноротых.

Мурашка улыбнулась.

Из толпы послышался женский визг:

- Да нет! Это какая-то другая девушка, ту Мурашку я лично знала! Та была еще более или менее добрая, а эта даже на первый взгляд злюка.

Мурашка пригляделась и узнала женщину – эта была Ирма Первая. Никто никогда не пытался узнать, была ли в этом городе Ирма Вторая, но Первая была Мурашке хорошо известна. Однако, в то время эта женщина не кипела такой злобой, да и повод для знакомства у них был такой, что расстались они вполне дружелюбно… Когда-то Ирма обратилась к Мурашке за помощью, и она помогла ей, ни на секунду не задумываясь, стоит ли это делать: раз человек в беде, то как можно от него отвернуться? Ирма Первая даже поблагодарила ведьмачку за помощь, но, видимо, у этой женщины была короткая память, потому что сейчас она покрывала ее последними проклятиями и нисколько не стеснялась этого.


Мурашка переспросила у Красного Воробья:

- А что стало с Ирмой Первой, пока меня не было?

- С ней стало то, что и должно было стать: она теперь Ирма из Племени Черноротых.

- Из какого Племени? – изумленно спросила Мурашка у подруги: - Похоже, что я много пропустила…Мне почему-то кажется, что тебе есть много чего мне рассказать.

- Ты права. Первым Вожаком Племени был тот самый менестрель, которого ты ходила искать к Темному Озеру. Но после его исчезновения у него осталось много последователей, и на его место пришел другой. Постепенно Племя становилось больше, потому что со всего мира сюда приходили сирые, обиженные и обездоленные, как кочевые цыгане, и они сбивались в общую стаю. Ирма водила дружбу еще с Вожаком, поэтому ничего удивительного, что она тоже из рода укушенных.
- Ты хочешь сказать, что они нелюди? – удивилась Мурашка. Она давно перестала замечать, что пока они находились среди зевак на площади Менестрелей, ее Медальон не успокоился ни на минуту.

- Снаружи они выглядят точно так же, как все. Но они питаются чужой энергией и чужими слезами, им нравится клеветать, обливать грязью людей, потому что только таким образом они могут жить.

- Ирма больше не помнит, что я сделала для нее доброе дело? – изумилась Мурашка.

- Слушай… - рассмеялась подруга: - Вот ты с виду такая умная, но иногда такая глупенькая… Все она прекрасно помнит. Но ее душа так глубоко черна, что память о твоей доброте давно и безвозвратно утонула. Люди из Племени Черноротых не привыкли, чтобы им помогали. Они живут обиженными на всех людей и на весь белый свет, обвиняя их в своих несчастьях. Понимаешь теперь, почему в этом Племени столько несчастных, злобных и убогих?

Мурашка огляделась по сторонам и только сейчас обратила внимание, что среди людей на площади Менестрелей слишком много калек, и лица у них перекошены то ли от презрения, то ли от злобы…

Еще один мужской голос нарушил молчание:

- Ирма, а что ты хотела от этой мерзавки? Она раньше, говорят, была хорошей, но только теперь, если верить слухам, совсем впала в прелесть… Ты ведь впала в прелесть, Мурашка? – мужик с огромным чубом на лбу протянул к девушке свою пухлую ручонку с коротенькими пальцами и траурной каймой под ногтями. По внешнему виду было понятно, что он из пришлых. Медальон готов был пуститься вскачь по мостовой, и только сейчас Мурашка его наконец-то почувствовала. Красный Воробей размахнулась и стеганула арапником прямо перед носом-картошкой чубатого мужика – тот даже крякнул от удивления. Мурашка поняла сразу, что это не первая встреча чубатого с его подругой, потому что тот поспешил раствориться в толпе.

Мурашка не вытерпела и спросила подругу:

- Их что, таких сирых и убогих, кто-то специально в одно Племя собрал?

Красный Воробей сразу оживилась:

- Вот за что я тебя люблю, так это за твою смекалку! Конечно, специально! Во-первых, такими намного легче управлять. Во-вторых, они никуда не разбегутся, потому что они, кроме своего Племени Черноротых, нигде никому не нужны. Их здесь глядят по головке, поощряют, чтобы они плодили сплетни, устраивали скандалы и кормили своего Вожака темной энергией. А так как они практически всю ее ему отдают, то получается, что они вечно ходят голодными. Это, как вечный двигатель, понимаешь?



Мурашка прекрасно понимала, о чем сейчас сказала Красный Воробей. Ведьмачке столько раз приходилось сталкиваться с Темнотой, что язык Магии ей был совершенно родным и понятным. Если бы эта сцена случилась пару лет назад, то девушка ни на секунду не сомневалась бы, что нужно делать: она вытащила бы свой серебряный меч и сделала свою ведьмачью работу. Но прежней Мурашки не было – вместо нее на площади Менестрелей стояла отогретая Любовью женщина, которая привыкла к Светлой энергии, и стала весьма незащищенной от Черной Магии. Больше ее эликсиры и забытое оружие не имели силы против нечисти.

Сквозь толпу, помогая распихивать стоящих костылем, протиснулась Черноротая Вилка – голова ее была перевязана, как у раненого на фронте бойца. Эту особу Мурашка помнила очень хорошо: она была, как обычно, под «мухой», о чем вполне красноречиво говорили ее заплетающийся язык и непередаваемый стойкий запах «амбре». Вилка зарабатывала тем, что рассказывала, как ее ранило на фронте миной в голову, и с тех пор она хроменькая, вынуждена жить на одно подаяние… Мурашка была первой, кто сказал ей в лицо, что она обычная пьянчужка и редкая лгунья – поэтому у кого-кого, а уж у Вилки из Племени Черноротых было достаточно поводов ненавидеть ее лютой ненавистью:

- А что эта лгунья и побирушка еще не сдохла? – прошипела Вилка, доставая из котомки фляжку с самогоном.



Мурашка собрала волю в кулак и попыталась произнести заклятье – ничего не вышло… Она автоматически потянулась за мечом, который висел долгое время у нее за спиной, и впервые не нащупала его рукоять… И тогда, чувствуя свое полное бессилие, она заплакала и помчалась в сторону леса. Красный Воробей обернулась алым лепестком и полетела быстрее ветра вдогонку за подругой. Толпа бесновалась и улюлюкала. Черноротая Вилка, отбросив в сторону костыль, понеслась за предвкушаемой добычей, ведь она даже мечтать не могла, что еще чуть-чуть и она настолько легко сможет отомстить за свой позор бывшей ведьмачке.

Мурашка остановилась на самой окраине леса, присела на упавшее дерево и дала волю слезам. Ее плечи содрогались от рыданий: она не могла представить, что когда-нибудь не сможет постоять за себя! Черт бы побрал этих нянек и мамок, которые сразу после венчания отобрали у Королевы Мурашки все ее эликсиры и мечи – мол, Королеве не пристало размахивать саблей или метать молнии во врагов…

На плечо Мурашки почти неслышно опустился Ворон. Это был ее давний и самый верный Друг Моисей. Она продолжала рыдать, некрасиво растирая по щекам слезы…

- Ты можешь передохнуть хотя бы минуту? – спросил Ворон: - У меня сейчас начнется морская болезнь от твоих рыданий…



Мурашка остановилась на полувсхлипе, потому что здоровье мудрого Друга ей было небезразлично.

- Что стряслось, дитя?

Совсем неподалеку Красный Воробей вовсю издевалась над Братом Лисом, которым нашел укромное местечко и решил прикорнуть:

- Ну что, предатель? Хорошо тебе отплатили твои плакальщицы в твою рыжую и уютную жилетку? Ты представляешь, что они заморили бы тебя до смерти, если бы мы не выпустили тебя из клетки?

Брат Лис строил подруге глазки и пытался размахивать хвостом, демонстрируя, что он сожалеет об их ссоре…





Эта сцена совсем заставила Мурашку забыть про слезы и обиду. Друзья снова выясняют отношения, как в старые добрые времена – ну что может быть веселее этого?

Она взяла себя в руки и сказала:

- Скажи, Моисей, почему люди из Племени Черноротых так ненавидят меня?

Услышав этот вопрос, рассмеялся не только Ворон, но расхохотались и внезапно переставшие пререкаться Брат Лис и подруга Мурашки. Более того – рыжий прохвост катался по поляне, умирая от смеха!




- Дитя, назови мне хоть одну причину, чтобы они тебя перестали ненавидеть. – мудро каркнул Моисей.

Мурашка задумалась… Черноротая Вилка отпала сразу – у нее было море причин для ненависти: Мурашка раньше использовала любой момент, чтобы щелкнуть ее по носу и показать пальцем на ее вранье. Но вот остальные – те, кто сегодня обливал ее грязью, как ни вспоминала Мурашка, но они никогда раньше не встречались на ее пути… А Черноротая Ирма? Почему она стала такой?

Моисей не стал дожидаться ответа, потому что был мудр и понимал, что девушка не найдет ответа:

- Людям из Племени Черноротых не нужна причина для ненависти. Если человек хоть в чем-то удачливее или счастливее их, то причина уже существует. Понимаешь? Они винят такого человека в своих собственных несчастьях и сознательно уверены, что его судьба по только им ведомой причине должна была принадлежать им.

Ты талантлива и умна. Это уже повод тебя ненавидеть со стороны тех, кому суждено быть серыми мышками.
Ты красавица. Это повод для ненависти со стороны тех, кто от рождения некрасив или, что еще хуже, – уродлив.
Ты счастливая. А это самый большой повод для ненависти! За это тебя будут ненавидеть и бездари, и глупцы, и калеки.

- Моисей, а почему среди них Ирма?

- По-моему, ты и сама знаешь ответ. Люди из этого Племени не ждут Доброты от людей. И сами они мало чего доброго в жизни сделали. Поэтому я не понимаю твой вопрос: как же Ирма может помнить то, о чем она не имеет малейшего понятия?

На поле рядом с лесом из земли торчала палка, на которой держалась то ли тыква, то ли арбуз – Мурашка пыталась разглядеть, но никак не могла понять, что это за сооружение. Тыква издавала странные звуки, и при этом вращала глазницами… Во рту у нее торчала в виде кляпа огромная кукуруза. Моисей перехватил взгляд Мурашки, да и мычащие звуки со стороны поля, ему тоже изрядно надоели:

- Помнишь Непрощенного Расстригу, которому ты отсекла голову мечом, когда ходила в последний раз у Темному Озеру?

Мурашка прищурилась и снова вгляделась в сторону мычащей тыквы на палке…

- Его голова несколько месяцев каталась по деревням и селам, пытаясь читать проповеди и кликушествовать. Местные мальчишки сделали из этой головы пугало, но оно стращало не только птиц, но, в первую очередь, -  путников и грибников… Пришлось ему заткнуть рот кукурузой. Теперь он может выражать мысли исключительно глазами…

Мурашка не выдержала и рассмеялась, но быстро смутилась от своего порыва – все-таки, она теперь не ведьмачка, а Королева!

- Надо же! А когда-то по воде ходил… Какой талант пропал даром…

Моисей улыбнулся одними глазами – очень уж ему было дорого это дитя!

- Ты так и не ответила, так в чем причина твоих слез?

Мурашка вздохнула:

- Знаешь, я в первый раз почувствовала свое бессилие. Это так несправедливо – быть безоружной против нечисти!



Моисей воскликнул:

- Заруби себе на носу: Племя Черноротых не переведется никогда – такова жизнь! Это Закон всемирного равновесия: если есть светлая и чистая энергия, значит, должна быть и темная и грязная.

Племя Черноротых навешивает людям с чистой энергией ярлыки, которые по праву, должны носить они сами! И еще они приписывают людям те грехи, в которых сами же и погрязли. Эта подмена делается с одной единственной целью: вызвать у человека грязные, негативные или отрицательные эмоции, заставить его злиться, негодовать, а еще лучше – плакать.



Это и есть пища для Племени Черноротых. Когда ты сегодня расплакалась, ты накормила своей энергией Черноротую Вилку, хотя она этого не заслужила!
У меня последний вопрос: ты столько времени боролась с нечистью, тогда почему ты сегодня решила их накормить своей энергией?!!

Мурашка опустила голову и задумалась.

Моисей продолжил:

- Племя Черноротых все это время рисовало для тебя свою собственную реальность, которая не имела никакого отношения к твоей настоящей жизни! Тогда почему бы тебе не перестать заходить в их нарисованную не для тебя реальность и начать рисовать свою? Дитя, ты давно перестала быть просто ведьмачкой. Ты теперь Королева. А любопытство – грех, который свойственен простолюдинам. Не стыдно тебе?

Мурашка покраснела… Мудрый Ворон посмотрел на Красного Воробья и продолжил:



- Думаешь, в голове этого прекрасного дитя было мало сплетен и слухов, которые она слышала, но от которых так бережно тебя ограждала все это время? Поверь, она достаточно непростая девочка, но при этом очень верный Друг. Мы знали, что грязь к хорошим людям не пристает, но еще лучше, когда от нее оберегают. Вот тебя все это время оберегали твои Друзья. Так почему бы тебе не начать это ценить? А ещё лучше грязи просто избегать…

- И что я должна делать – сидеть, сложа руки?!! – вспыхнула Мурашка.

- Ты должна вести себя, как Королева. И вести себя по-королевски. Научись убивать нечисть одним только взглядом: посмотрела сверху вниз холодно и презрительно, улыбнулась и пошла дальше, как ни в чем не бывало.

- Еще научись убивать словами. У тебя для этого есть Дар свыше. Много слов для этого не нужно – необходимо только найти те самые, подходящие…

- А с остальным справимся мы, твои друзья. – Моисей склонил голову на бок, как бы желая убедиться, что до Мурашки дошел весь смысл его слов.


- Кстати, ты действительно прав… Пора уже мне учиться быть Королевой… - она тяжело вздохнула и зажмурила от какой-то внезапно посетившей ее мысли глаза: - Тысяча чертей! Мы же приглашены с мужем в конце месяца на Бал, в Главный Королевский Дворец!!! Может быть, меня убьет молнией и мне не придется туда ехать?



Мурашка посмотрела с надеждой в глаза Моисею… Тот воскликнул:

- Дитя, да ты и правда так и не повзрослела?!! Такой шанс бывает раз в жизни – ты побываешь там, где остальные только мечтают. И, в конце концов… Королева ты или поросячий хвост?

Мурашка прошептала на ухо Ворону, оглянувшись, не услышит ли кто:

- Моисеюшка, миленький… Ну какая я Королева? Я ведь до сих пор по траве люблю босиком бегать… А еще я иногда забываюсь и могу еду взять с блюда рукой…

- А вот это совсем моветон! – Ворон нахмурился…

В этот самый миг из-за ближайшего дерева высунулось красное и одутловатое лицо Черноротой Вилки, которая все-таки догнала беглянку и теперь почти умирала от одышки. Тем не менее, она выпучила единственный целый глаз и принялась подглядывать за беседующими…

Мурашка подняла с земли булыжник и прицелилась в сизый нос любопытной бабы, но Моисей взмахом крыла остановил ее.

Ворон взметнулся ввысь, затем спикировал вниз и тюкнул клювом пьянчужку в самое темечко… Черноротая Вилка потеряла сознание… В этом был и положительный момент: на следующее утро Черноротой Вилке не придется страдать от жуткого похмелья…



Моисей вернулся на плечо Мурашки, а она погладила его ладонью по клюву, выражая ему свою любовь и признательность…

- Так на чем мы остановились? Говоришь, что иногда ешь, по старой привычке, руками? – Ворон на секунду задумался… - Ну что же, моя Королева… Пусть это останется самым твоим главным недостатком…




Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Jan. 12th, 2018 04:36 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

muravei_s
muravei_s

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   


Мои аккаунты в социальных сетях:

TwitterTwitterTwitterTwitter





Flag Counter



Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com